НАШ ПЬЕДЕСТАЛ

Сезон 2018-2019
Архив пьедесталов

КОНТАКТЫ

8 (495) 613-67-34


г. Москва, Ленинградский просп., д.39 корп.15

2015-01-22 11:34:00

СТАНИСЛАВ ЖУК: ЗА КАЖДОГО УЧЕНИКА Я БОРОЛСЯ ДО КОНЦА.

 

 Предисловие:

 В  шестидесятые-семидесятые годы  прошлого века фигурное катание  было одним из самых любимых видов спорта.  Первые победы на международных стартах пары Жук-Бакушева,  Олимпийское золото Белоусовой - Протопопова, появление совершенно фантастических  Родниной - Уланова. Главным действующим лицом  многих  репортажей и трансляций был, конечно, Станислав  Жук. Я тоже не пропускала ни одного чемпионата, но   в силу своего юного возраста его экспериментов  в спорте  не понимала, а суровый Жук в телевизоре, который буквально гипнотизировал своих учеников, вызывал некоторый страх.  Казалось, что он очень строгий, очень сильный и  что его спортсмены проиграть не могут  в принципе.

     А   спустя  много лет  мне посчастливилось познакомиться с ним лично. В  конце 90-х  Станислав Алексеевич  заглядывал в редакцию газеты «Труд», где я  тогда работала, к своему другу - спортивному журналисту Анатолию Шелухину.   И Толя, зная о моей любви к фигурному катанию,  представил нас друг другу,  мы обсуждали книгу  Жука  «…и серебряный иней…», мне был обещан автограф.

Книгу я принесла, и она долго лежала в рабочем столе, ожидая автора. Только  совсем скоро  после той встречи Станислава Жука не стало.

 …. А потрясенный Толя Шелухин рассказывал коллегам-журналистам, как все случилось – ведь именно на его руках Жук скончался.

        « 1 ноября, в праздник печати, мы  должны были встретиться  с читателями газеты Труд  во Всероссийском выставочном центре. Там же планировалась  беседа с людьми, которые помогли бы переиздать   книгу «… и серебряный иней…».   Станислав Алексеевич выглядел в тот день великолепно: по случаю надел даже костюм с галстуком, хотя предпочитал спортивный стиль. Когда мы шли к метро Аэропорт,  Жук вроде бы потирал левую сторону груди и иногда замедлял шаги. Но я как-то не придал этому значения. Говорили о книге, о спорте, о новой ученице Жука (он консультировал в то время одну девочку).  Вошли в метро, как вдруг, сделав несколько шагов вниз по лестнице, он начал на меня заваливаться. Я положил его на ступеньки.  Врач из медпункта, вызвав скорую, стала делать ему искусственное дыхание, закрытый массаж сердца, уколы.  Дыхание  восстанавливалось  ненадолго,  мне даже  показалось, что все нормально…  После укола он  тяжело вздохнул и все…Прибывшая через  минут  тридцать бригада скорой помощи  констатировала смерть».

    Жуку было  всего 63 года.

Елена Гришина.

 

СТАНИСЛАВ ЖУК: ЗА КАЖДОГО УЧЕНИКА Я БОРОЛСЯ ДО КОНЦА.

АНАТОЛИЙ ШЕЛУХИН.

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ В ЖИЗНИ ВНЕЗАПНО СКОНЧАВШЕГОСЯ В МИНУВШЕЕ

ВОСКРЕСЕНЬЕ СТАНИСЛАВА АЛЕКСЕЕВИЧА ЖУКА НАЧАЛСЯ С ИНТЕРВЬЮ. МЫ

ВСТРЕТИЛИСЬ В ЕГО ДОМЕ ПОБЛИЗОСТИ ОТ ЛЕНИНГРАДСКОГО ПРОСПЕКТА.

НАСТАВНИК ОЛИМПИЙСКИХ ЧЕМПИОНОВ РАССКАЗЫВАЛ О ЛЮБИМОМ ДЕЛЕ И ЛЮБИМЫХ УЧЕНИКАХ. ВПРОЧЕМ, РЕЧЬ ШЛА НЕ ТОЛЬКО О СПОРТЕ.

- Станислав Алексеевич, список ваших учеников внушителен -

пожалуй, более ста спортсменов высочайшего класса.

Подсчитано, что в общей сложности они завоевали 138  высших

наград на зимних Олимпиадах, чемпионатах мира и Европы. По всей

видимости, то были одаренные люди, но среди них, вероятно,

оказались и суперталантливые. Кто они, на ваш взгляд?

- Да, среди них были просто уникальные личности. По-моему, это

Ирина Роднина, Людмила Пахомова, Марина Черкасова, Александр

Фадеев, Елена Водорезова, Анна Кондрашова. Я не показывал своим

ребятам, каково мое личное отношение к их способностям. Бывал

даже суров с ними в работе. Но в душе я по-своему был влюблен в

каждого ученика. Без такого внутреннего чувства тренер просто не

имеет права воспитывать будущего мастера, чемпиона.

Мне многие говорили: "У вас ничего не получится с такой парой,

как Марина Черкасова и Сергей Шахрай". Ссылались на заметную

разницу в росте. Но все эти "пророки" были посрамлены. Черкасова

и Шахрай выиграли мировой чемпионат и "серебро" на Олимпиаде. А

какие комбинации исполняли они еще 18 лет назад - по сей день

никто не может повторить.

Помню, как в 60-е годы скептики не признавали перспективы за

Ириной Родниной и Алексеем Улановым. Они же без меня поехали в

США на чемпионат мира. А меня в последний момент "отцепили" от

сборной. И что же? Вырвали победу с первой же попытки, с

триумфом. Зрители в Колорадо-Спрингс потом хором пели "Калинку" -

не наши зрители, а американцы. Елену Водорезову в 13 лет называли

"маленьким гением": она исполняла такую программу, которая и не

снилась взрослым.

- Мир фигурного катания, как известно, полон подводных

течений, закулисных игр. Вы ощущали это на себе?

- Мне было непросто жить в таком сложном "доме", я принимал

определенные шаги, чтобы защищать своих учеников, в частности

Ирину Роднину. Но все не предусмотришь. Уже задним числом я

узнал, что один из моих учеников, которого я всячески опекал,

вывел в призеры мирового чемпионата, все-таки тайком вел свою

линию против меня, интриговал. Впрочем, судьба его наказала в

итоге: от него сами ушли очень талантливые ребята, ставшие потом

мировыми "звездами".

И все-таки я благодарен судьбе. Даже те, кто ушел из моей

группы, с годами поняли, что я действительно желал им добра, не

жалел ни сил, ни времени. Мой ледовый день иногда затягивался на

18 часов.

Теперь, скажу не хвастаясь, таких "фанатов" фигурного катания

надо поискать...

- Много в свое время говорили об "утечке" мозгов, об отъезде

российских тренеров в зарубежные клубы. А вы не исключаете

возможности появления новой тенденции - возвращения домой?

- Вопрос напрямую связан с оплатой труда. Вот получат наши

спортсмены нормальную ставку, не хуже западной - и за редким

исключением не станут рваться в зарубежный клуб. Также будут

реагировать и тренеры. А помимо этого у многих возникает мысль:

каков будет мой багаж знаний и опыта, если я буду готовить

только детей богатых родителей? За последние пять-шесть лет

немало специалистов исчезли с международной арены, хотя поначалу

они все высоко замахивались. Весь их пыл куда-то испарился...

- А как вы лично спланировали бы свою жизнь, если бы выезд в

зарубежные клубы был узаконен давно?

- У меня осталось ощущение, что мой потенциал не востребован в

должной мере именно из-за барьеров, которые существовали 15-20

лет назад. Я не оставил бы Россию. Предпочел бы семинары со своей

"звездной" группой - чемпионами мира, Европы, Олимпиад. Уверен,

эти контакты были нужны и нам, и западным фигуристам. Мне тоже

было бы легче работать, искать новые формы обучения.

Видно, есть закономерность в том, что я, отдав школе ЦСКА

почти тридцать лет жизни, все-таки предпочел уйти. У нас,

тренеров, работа все-таки ювелирная, на нюансах...

- Меняется ли общий облик фигурного катания в мире? Куда идет

этот "капризный", порой непредсказуемый вид спорта?

- Сила нашей российской школы, а она и по сей день лучшая в

мире, в том, что мы, тренеры, во главу угла ставим гармонию,

сбалансированность композиций. Еще занимаясь с Сергеем

Четверухиным, а потом с Фадеевым, я добивался высочайшего

качества исполнения всех элементов. Также было в случае с

Гордеевой и Гриньковым: они доставляли эстетическое наслаждение.

А в последнее время для некоторых исполнителей главным стало

не фигурное катание, а фигурное "прыгание". Прыжок сам по себе в

глазах судей превратился в "пропускной пункт": прыгнул три с

половиной оборота - и ты уже призер, а не прыгнул - ты за

пределами первой десятки. Цена уникальных вращений, шагов,

сочетаний прыжков, обводок, поддержек вдруг упала. Такая

тенденция опасна, я всегда возражал против явной дискриминации

других компонентов программы. За эстетику спорта, красоту катания

надо бороться, с этой целью я несколько лет разрабатывал таблицу,

которая открыла глаза многим специалистам.

- Нет пророка в своем отечестве... Есть ли надежда на то, что

ваши идеи упали на благодатную почву? Может, новое поколение

возьмет их на вооружение?

- Движение спорта невозможно остановить. Я лично признателен

президенту Международного союза конькобежцев Оттавио Чикванте,

который совершил мощный финансовый прорыв в области фигурного

катания. Мировых чемпионов, наконец, стали поощрять крупными

призами, на этапах Гран-при даже юным мастерам улыбнулась удача -

одним пять тысяч, другим - десять. Словом, жизнь стала

интереснее.

Фигурное катание, как и балет, постоянно нуждается во

внимании, в престижных залах, сильных спонсорах. В последние годы

я нередко ощущал себя в роли спонсора, поскольку бескорыстно

помогал многим и многим фигуристам в чужих группах.

Я ничего не требовал от тренеров этих групп, лишь бы

спортсменам дать импульс к творчеству. В частности, помогал и

двукратной чемпионке Европы Ирине Слуцкой, считая ее очень

одаренной. В свое время многое подсказал Игорю Пашкевичу,

чемпиону мира среди юниоров. Для меня не существует деления на

"чужих" и "своих" - я всегда ценил одаренных спортсменов. Они же

- достояние всей страны.

- Что для вас составляет сегодня главную заботу?

- Юношеский чемпионат России. Вот где все наше будущее, новому

поколению предстоит создавать и новый российский спорт, а ему

надо помогать в первую очередь...

* * *.

Да, Станислав Алексеевич был первооткрыватель, у него было

поразительное чутье на таланты, и все, кто прошел через его

школу, признают, что они увидели мир спорта другими глазами.

 

 

СОБЫТИЕ ДНЯ