НАШ ПЬЕДЕСТАЛ

Сезон 2018-2019
Архив пьедесталов

КОНТАКТЫ

8 (495) 613-67-34


г. Москва, Ленинградский просп., д.39 корп.15

2016-12-27 15:57:00

«Мы ребята провинциальные, наглые»

Максим славится очень неровными выступлениями. Часто он не мог справиться с нервами, проваливал одну из программ… В мае этого года Максим и вовсе сменил тренера — от Елены Буяновой (Водорезовой) он перешёл к Инне Гончаренко.

Пока прошло не очень много времени, чтобы говорить о каких-то серьёзных изменениях, но даже со зрительской трибуны видно, что Ковтун стал серьёзнее, спокойнее, сдержаннее… И в равной степени это проявляется как после неудачи (после короткой программы, например), так и после блистательного выступления — в произвольной.

— Максим, такое ощущение, что весь этот сезон — серьёзная работа над ошибками. И эту работу видно…

— Сейчас действительно такой период у меня… Я верю очень сильно, что он в какой-то мере переходный. Я неудачно выступаю — по крайней мере, для моего уровня это неудачи. Нынешний чемпионат России тоже можно назвать достаточно средним. Уже два с половиной сезона длится полоса нестабильности. Срываю то одну программу, то другую… Но я не собираюсь сдаваться. Я знаю свои возможности и знаю, что если я вернусь на прежний уровень, всё будет иначе. Мне все говорят: «Ну почему, почему ты никак не вернёшься?» Говорят в основном так называемые диванные эксперты. А я встаю каждый день в 6.45 и до вечера работаю. Плюс ещё добавилась психологическая работа… Вечером, когда уже очень хочется поехать домой спать, нужно ехать на другой конец Москвы работать с психологом. Причём эта работа оказалась достаточно сложной. Но я понимаю, насколько это необходимо и вижу результаты…

— Мы общались с вами много раз. Вы действительно стали спокойнее.

— Да, вы правы. Раньше, до перехода к Инне Германовне, я мог бить кулаками по борту, психи вечные, лёд от злости пинал. Сейчас такого нет вообще. Как бы плохо ни шла тренировка, я спокоен. Я мало видел людей, которые не ломались после такой череды неудач. Но я не ломаюсь уже второй год. Я верю, что не может просто так всё закончиться. Я должен себя перебороть.

— В произвольной программе на нынешнем чемпионате вам не было равных. Что же случилось в короткой?

 Алексей Николаевич Мишин говорил, что стабильность — это не десять из десяти, это там, где надо, один. И как мне кажется, на тренировках это получается, я научился собираться в нужный момент. Но вместе с этим пришло дикое желание всем всё доказать. Это желание меня перекрывает, просто распирает… Это и случилось в короткой программе на чемпионате России. Сейчас надо научиться усмирять это желание. Я так и поступил в произвольной. Просто делал свою работу. Я вчера услышал комментарий Максима Транькова, который сказал: чтобы вернуться на прежний уровень, нужно сделать шаг назад, чтобы потом совершить большой прорыв. Мне кажется, есть в этом доля истины, я согласен с ним — наверное, мы вместе с тренером где-то упростим программы, но доведём их до идеального исполнения. Чтобы я почувствовал запах борьбы, азарт… Я уже просто забыл, что это такое.

— Как вам работать с новым тренером?

— Самое приятное — каждый день я прихожу с улыбкой на тренировку. Я прихожу туда, где царит позитивная энергия. Я реально работаю каждый день на износ, и даже когда что-то не получается, я вижу, как Инна Германовна переживает. Мы как-то срослись, очень близким человеком она мне стала. Я благодарен ей за то, что она верит в меня и находит правильные слова.

— Если не секрет — какие?

— Знаете, если бы можно было на этот вопрос ответить, каждый бы мог тренером стать. Хорошим. Вот прямо сейчас — открывай методичку, читай, какие слова надо сказать, и вперёд! В нашем виде спорта всё настолько тонко… Это как ходьба — даже не по канату, а по тонкой леске над пропастью… И Инна Германовна знает, что и в какой момент сказать, как настроить. Это мне очень помогает.

— Сейчас начинаются основные старты — чемпионат Европы и чемпионат мира. Как будете работать перед ними?

— 30 декабря — на коньках, 2 января — снова на лёд. О перерывах нет речи, сейчас не до этого. Надо работать. На отдых у меня будет вся оставшаяся жизнь. Буду слушать тренера, ну и, конечно, работа с психологом будет продолжаться.

— Неприятная, странная ситуация сложилась с Юлией Липницкой, которая упала на тротуаре и не смогла поехать на чемпионат России. Вы всегда общались, сейчас поддерживаете её? Как она переживает этот тяжёлый момент?

— Конечно, мы общаемся. Считаю, что в какой-то мере то, что происходит с ней, — к лучшему. Пусть она немножко придёт в себя, поймёт, что и как в её жизни. Ей нужно залечить все травмы спокойно, не форсировать. И прийти в полную боевую готовность. И уже выдавать по полной, доказывать. А Юля может! По крайней мере, у неё есть огромное желание. В этом мы с ней похожи, она тоже должна разозлиться — так же, как и я. Мы с Юлей как-то вместе вступили в этот не-удачный период, синхронно. Но ничего. Мы ребята провинциальные, наглые. Своё ещё возьмём.

— Насколько трудно сейчас уступать парням, которых в прошлом году с лёгкостью обходили? Того же Мишу Коляду, например…

— Ну как вам сказать… То, что я с одной программой оказался в тройке на чемпионате России, уже о чём-то говорит. Сейчас я проиграл сам. В короткой программе я вылетел из борьбы, это было ясно. И дальше нужно было пересилить себя, выйти для тех людей, которые пришли сюда посмотреть на достойное фигурное катание. Устроить им праздник. Да и для тех, кто не желает мне добра, показать, что всё не так просто. А злопыхателей полным полно. Хотя я сам дал им повод. Но всё можно изменить — за пять минут, выйдя на лёд. Пока мне всего 21 год — травм, слава богу, нет, я себя берегу, работаю много. Чувствую, что переходный период вот-вот закончится, и всё будет иначе.

Яна Белоцерковская

Наталья Шадрина

 

СОБЫТИЕ ДНЯ