НАШ ПЬЕДЕСТАЛ

Сезон 2018-2019
Архив пьедесталов

КОНТАКТЫ

8 (495) 613-67-34


г. Москва, Ленинградский просп., д.39 корп.15

2014-11-28 14:58:00

Новая программа. как ледяная прорубь

 

Елена Станиславовна, вы делаете программы одиночникам, парникам и танцорам. В чем принципиальное различие в постановке программ для представителей разных видов фигурного катания?

Существуют кардинальные отличия в постановке программ для одиночников и парников. Одиночники, даже если их программы поставлены и накатаны, всегда имеют возможность, в зависимости от состояния готовности, ситуации, чуть-чуть импровизировать. Устал, что-то неудобно, куда-то не докатился… Одиночник может выбросить шаг, сделать накат-троечку и по музыке зайти на прыжок или другой элемент. Он может даже «упростить» дорожку, если физически не справляется.

В парах же подобное недопустимо, потому что фигуристы выступают в одной связке. Один не сделал шаг, другой носом полетел через его ногу. Каждое движение в паре выверяется настолько, чтобы все было железно, четко. В парах, как в известной поговорке, шаг в сторону – расстрел.

При этом есть различия в постановках для парного катания и танцев на льду. В парном катании достаточно много разбегов перед подходами к элементам, и эти подходы надо совместить с танцевальными кусками; при этом проследить, чтобы в программе не было пусто, один элемент плавно перетекал в другой. У танцоров сплошные шаги, близкие позиции, постоянные смены рук и ног, повороты… Программы для танцоров – очень кропотливая и сложная работа. Такого количества придумок, новых фишек, как в танцах, нет ни у парников, ни у одиночников. Каждый переход в танцах надо изобрести, сделать его интересным и таким, чтобы спортсмены не потеряли хода, чтобы им было удобно подойти к элементу, чтобы все это вместе выглядело танцем.

У одиночников в этом отношении все более свободно. И когда я работаю с представителями одиночного катания, то предлагаю им самим что-то поискать, слушаю их предложения. Я вообще стараюсь втянуть спортсмена в постановочный процесс, потому что в этом случае программы получаются удобными, находятся некие гармоничные вещи. При этом надо понимать, что по ходу сезона любая программа дорабатывается: что-то убирается, привноситься, переделывается.

Кстати, во время постановки я не ленюсь что-то менять, если это неудобно. Знаю, что другие создают свой шедевр и ни на полшага не хотят от него отступать. Но я же сама была фигуристкой, и понимаю, что не постановщику, а спортсмену выходить на лед и это катать.

Мне нравится работать и с парниками, и одиночниками и танцорами. Везде есть свой кайф. Сейчас я увлечена одиночным катанием. Возможно, потому что меня вдохновляет группа Инны Гончаренко. Очень приятно было сотрудничать с Верой Базаровой и Андреем Депутатом. Вернулась ощущение красоты парного катания, его линий, легкости. А танцы – это изначально моя профессия. Танцы на льду – моя любовь.

С чего вы начинаете постановочную работу?

Всегда по-разному. Когда я была юной, то очень любила придумывать себе танцы. Включала музыку, становилась перед зеркалом и танцевала. У меня было много разных танцев на все случаи жизни. Наверное, тогда во мне и родился постановщик.

Но делать программы для себя и для других – разные вещи. Все начинается с того, что мне заранее присылают музыку. Я слушаю ее, пытаюсь что-то придумать, но… увы. К сожалению, я из тех людей, которые четко начинают действовать в тот момент, когда их прижимают к стенке. Мне нужен стресс, и тогда мои мозги работают живей и в правильном направлении. Знаю, что очень многие постановщики готовятся заранее, делают заготовки, подбирают движения. А для меня каждая новая постановка – это как прыжок в ледяную прорубь. Я прихожу на каток. Вот лед, вот я, спортсмены, тренер и никуда не спрячешься. В эту минуту мы все становимся соавторами и погружаемся в работу.

Нужно ли рассказывать сюжет программы?

Зависит от возраста. Детям это лишнее. Им не стоит рассказывать серьезные глубокие истории, все равно не поймут. Будут стоять, раскрыв рот, слушать и думать про себя: «А что мне изображать?» Детям я наговариваю простые образы. Объясняю: «Здесь солнце зашло. Как красиво! Ты удивился. А здесь на кого-то обиделся. А там, смотри, кто-то идет…» Это образы общего состояния, по месту. В юном возрасте такие и нужны.

Во взрослом можно рассказать конкретную историю. Ее можно попытаться передать в программе, изобразить. А можно придумать что-то и никому об этом не рассказывать, оставить внутри себя. К таким приемам нередко прибегают постановщики. Знаю, что ими пользуется Илья Авербух, Коля Морозов… Есть история, которую знаем только мы, и которую никто, кроме нас не поймет, но эта история подпитывает нас энергетически. Пусть ее никто не прочтет в нашей программе, не запишет. Это и не нужно. Зато есть эмоции, настроение, которое ты посылаешь, движения… Это и есть цель. Показать, что творится в душе человека. Безусловно, многое зависит от самого исполнителя, его возможностей, желания показать все это и чисто откатать, чтобы зажечь зал. Это большая работа.

Для примера приведу танцоров фламенко. Выходит танцовщица и начинает танцевать. И в этом ее танце столько всего, что мы не может не сопереживать и не восхищаться. А о чем она рассказывает? Возможно, мысленно прокручивает свою жизнь? Мы ничего об этом не знаем, но мы видим, как наполнена актриса и ее танец. Какая исходит энергетика и мощь. Это прорывается наружу, забирает. И этим приемом надо пользоваться.

Сейчас вы еще больше окунулись в театральную среду, потому что ваши дочери актрисы. Насколько работа на телевидении и творческое окружение помогает вам в фигурном катании?

Это не просто помогает. Это 80 процентов моей успешной работы в фигурном катании. Творческая среда, атмосфера, общение не может не подпитывать. Именно оттуда я черпаю ассоциации, эмоции, истории, идеи… Поэтому тренеры, которые ходят в кино, на выставки, смотрят спектакли, общаются с актерами, музыкантами, художниками, людьми творческих профессий, они всегда чуть-чуть впереди.

Мне в этом смысле проще. Моя старшая дочь актриса. Младшая учится на третьем курсе актерского факультета ГИТИСа. С обеими мы прошли нелегкий путь, прежде чем оказались там, где сейчас. Сколько книг было прочтено, сколько фильмов просмотрено, сколько в театры хожено… Среди наших близких друзей есть режиссеры, актеры, тренеры, хореографы… Дочери понимают мою работу. Я понимаю сложности их профессии. Это взаимопонимание и взаимопроникновение очень помогает всем.

А сами сниматься в кино не пробовали?

Пробовала. Я принимала участие в работе над сериалом про фигурное катание «Жаркий лед», фильмом «Королева льда», где главные роли сыграли Татьяна Догилева и Петр Красилов. Кстати, главного героя – фигуриста, которого играет Красилов, дублировал Денис Леушин, который сегодня работает вторым тренером у Инны Гончаренко в ЦСКА. Мы с Денисом делали все номера. А в «Жарком льду», когда была сцена с чемпионата мира, то японского одиночника изображал Денис Тен. Он специально прилетал в Москву на съемки.

Недавно по ТВ показывали сериал «Доктор Тырса». Первая серия была про фигурное катание. Я работала в этом фильме как консультант. Да и в других тоже. Конечно, вмешиваться и переписывать сценарий я не могу, но что-то подсказать, чтобы диалоги и сюжет выглядели натуральнее, естественнее, получалось.

Вообще, это очень интересно, очень обогащает. Жизнь настолько разнообразна, что ходить по какому-то узкому коридору, неправильно. Надо непременно пробовать себя везде, постоянно что-то интересное искать. В любом случае, это обернется плюсом в основной профессии.

Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА

 

СОБЫТИЕ ДНЯ


II Российско-Китайские молодежные зимние игры