НАШ ПЬЕДЕСТАЛ

Сезон 2020-2021
Архив пьедесталов

КОНТАКТЫ

Тренировочный каток
8(495)613-67-34

Крытый каток (новый)
8(499)372-97-00
(добавочный 3093
в тональном режиме)


г. Москва, Ленинградский просп., д.39 корп.15

2021-02-04 22:55:00

Светлана Соколовская: «Я всегда за взаимопонимание и честность»

- Светлана Владимировна, совсем скоро стартует командный турнир, «Кубок Первого канала». Какие установки вы дали своим подопечным – А. Самарину и М. Кондратюку?

- Как на обычное соревнование. Разница лишь в том, что оно новое, есть азарт, адреналин. Установка одна – чисто катайте. Огромное спасибо Федерации и Первому каналу, что они взялись за такой турнир. Тогда был еще под вопросом Чемпионат мира в Стокгольме. Так что получится такой познавательно-развлекательно-спортивный турнир.

- Отбор на Чемпионат мира пройдет по результатам Финала Кубка России?

- Да, первые номера, победители Чемпионата России, едут автоматически. А все остальные будут биться. Мужчин-одиночников поедет два.

- Серьезная конкуренция…

- Работайте, как говорится, товарищи, работайте (смеется).

- Как ваши фигуристы поддерживали форму во время долгого периода самоизоляции? Какими они впервые вышли на тренировочный лед после снятия летом ряда ограничений?

- Моя команда работала online. С Сашей мы провели часть времени на изоляции вместе в большом загородном доме. Там все было под контролем. Хореографией с Рамилем Мехдиевым и некоторыми моментами по ОФП он продолжал заниматься online. А так он был под моим присмотром. Что могли, то делали – прыгали, скакали, катались на велосипедах. А потом мы все полетели на совместный сбор в Кисловодск с группой Евгения Рукавицина. Ребята вышли на лед и в первый же день «отскакали» четверные. Мы вынуждены были их немного сдерживать. Они так изголодались по льду, что мы сами немного испугались.

- В одном из интервью вы сказали, что вам иной раз приходилось немного замедлять рабочий процесс с Самариным. Хотя вам обоим хотелось максимально усложнить программы. В каких случаях трудоголизм и максимализм могут навредить?

- Саша проблемный, он «длинномышечный», высокий, в общем, не Юдзуру Ханю. Он жесткий. Отсюда много проблем – со спиной, коленями, голеностопом. Поэтому, когда он сильно хочет, приходится его держать, чтобы избежать травм. Но они все равно случаются.

- Как сложилось ваше сотрудничество с группой Евгения Рукавицина? И что дают вам и спортсменам общие сборы?

- Это много что дает: обмен энергией, опытом, укрепление дружбы. Я, как и любой тренер, люблю учиться. Я – у Жени, Женя – у меня, ребята друг у друга и у нас. Бог нас свел, мы дружим уже много лет. И получилось, что и наши ребята примерно одного возраста. Мы не стесняемся делиться своими знаниями, у нас нет тайных подводных течений. Мы и ругаемся, и тут же миримся. Все как в жизни. Наши ученики, смотря на нас, понимают, что такое дружба, работа. Это индивидуальный вид спорта, ты выходишь на лед и делаешь то, что умеешь. Чем больше опыта, тем лучше. А это хорошая жизненная школа. Я всегда за взаимопонимание, за честность.

- Вы счастливая мама и бабушка. Но большую часть суток проводите в ЦСКА. Нехватка личного времени огорчает?

- Если не брать нынешнюю ситуацию, внучка заболела ветрянкой, и я не могу пока их видеть, а так после работы и в выходные дни я всегда там. Даже на сборы я стараюсь их брать с собой. В Сочи они были со мной. Поставила внучку на коньки, но она постояла ровно три минуты и сказала: «Бабуля, попозже» (смеется).

- Вы часто говорите, что Саша Самарин – ваша опора, надежный, отважный человек, боец и солдат, которому и в которого вы безоговорочно верите. Как вам удалось выстроить такие близкие, доверительные отношения?

- Получилось так, что это мой человек. Я всегда повторяю слова из прекрасного фильма «Брат»: «Вся сила в правде». Просто надо жить по правде. И не важно, любят ли твоего спортсмена или нет, верят в него или нет, ошибается ли он. Если ты с ним честна, то и он в ответ честен. Мы с ним абсолютно совпали.

- У него не было периода подросткового бунтарства?

- Может быть, глубоко внутри, но воспитание, которое ему дали родители, не позволяло это показывать. По отношению к себе я этого никогда не видела.

- Нынешний сезон – время преодоления обстоятельств. Отмена чемпионата Европы в Загребе – упущенная возможность или время для восстановления и подготовки к мировому первенству?

- Да простят меня болельщики, я в этом сезоне запретила себе гадать, что все-таки будет, а что отменят. Как мы сели на самоизоляцию, я начала жить одним днем, сегодняшним. И не загадывала наперед. Когда объявляют, что турнир состоится – ура, здорово. Когда говорят, что нет – идем дальше. У меня внутри не возникало чувство ни бурной радости, ни трагедии. Здоровье настолько важно, а у меня много близких людей переболело, что, сами понимаете, все остальное воспринимается как должное. И Сашка тоже сказал мне: «Светлана Владимировна, как есть уже, будем идти по накатанной». У нас, к счастью, сложилась замечательная команда. Все честные люди. Самое важное – человеческие качества и отношения. Будем стараться, а решения зависят не от нас.

- Тем не менее, технически у Самарина одни из самых сложных программ в мире. На контрольных прокатах в сентябре он уже прыгал четверной риттбергер, который мало кто исполняет. К чему может привести уравнение стоимости четверных прыжков?

- К катастрофе для мужского одиночного катания. Я категорически против. Есть же шоу, есть балет на льду, а это все-таки спорт, тем более, мужской! Тут бы от девчонок не отстать, они у нас стали просто сумасшедшие (смеется). Лучшие в мире. Этери Тутберидзе и Сергей Дудаков – просто молодцы. Конечно, катание, презентацию, подачу никто не отменял. Но четверные у мужчин должны быть. Я вообще выступаю за то, чтобы у юниоров в короткой программе разрешили хотя бы один четверной. Жизнь шагает вперед.

- И четверной аксель скоро все будут исполнять. В женском фигурном катании в последнее десятилетие значительных результатов могут добиться только юные, легкие, гибкие девочки с невероятным набором прыжковых элементов. А ведь если вспомнить, в 1999 году первой российской чемпионкой мира стала Мария Бутырская почти в 27 лет. Сейчас это звучит на грани фантастики.

- Раньше и четверных не прыгали. Никто же не мешает. Вот Лиза Туктамышева и тулуп запрыгала, и аксель выучила. Было бы желание. А то я слышу – побеждают только маленькие. Не правда. Жизнь вообще меняется, ее не остановить.

- В каком направлении тогда движется мужское одиночное катание?

- В подачу, презентацию. Важна красота, скорость вращений.

- Александр Самарин пришел к вам в 2014 году в 15 лет. На что вам как тренеру нужно было обратить особое внимание, чтобы адаптировать растущий организм к тяжелым тренировкам, подготовить плавный переход спортсмена из юниорского катания во взрослое?

- Это был рабочий процесс. Пришел мальчик, и нужно было его сохранить. Мы лечились, поехали на сборы, ему дали Гран-при. Мы начали учить четверные, первым – луц. Но были и проблемы со здоровьем – то отиты, то гаймориты, то колени. Я тогда даже не думала о взрослом уровне. Каждый месяц что-то случалось, нужно было это преодолевать. Саша крепкий, он держался, боролся. Постепенно он набрал хороший рейтинг. И вот он попадает на взрослое Гран-при Канады, вдруг становится третьим. И пошло-поехало. Те, кто его критикуют, не знают всей подноготной. Это мальчик, который вчера мог выйти из под ножа, а сегодня он делает свой максимум. За это я его и люблю. Он часто говорит: «Ничего страшного, мы все успеем».

- В этом и заключается чемпионский характер. После какого Сашиного проката вы поняли, что ему по силам соревноваться с лидерами мирового фигурного катания?

- Этот вопрос лучше было бы задать Саше. Когда он сам понял или поймет. Он в первую очередь должен осознать, а я всегда буду верить и идти с ним к его целям.

- Ваш совсем юный ученик Марк Кондратюк стал открытием ЧР этого сезона, завоевав бронзовую медаль.

- Он пришел ко мне в 10 лет. Был год, когда он вообще не катался по состоянию здоровья. Короче, мой клиент (смеется). Он очень талантливый, творческий человек из интеллигентной семьи. Они ездили отдыхать по четыре-пять раз за год. Сначала я сократила отпуск до двух раз – на Новый год и майские праздники, потом – до одного. Сейчас он уже вошел в систему. У Марка началась болезнь Шляттера, его возили лечиться на моря-океаны. И когда он вернулся, пришел ко мне: «Светлана Владимировна, я хочу снова попробовать, мне нравится кататься». Мы все это вместе пережили. Илья Авербух очень помог, у него как раз были «елки», новогодние шоу. Мы поездили по соревнованиям, он там «лежал» пластом. Но за это лето что-то щелкнуло, он повзрослел. Мы приехали в Кисловодск и с Рукавицыным обалдели. Он спрашивает: «Ты что с ним сделала?» А я его не видела четыре месяца вообще, занимались online. Мальчик просто повзрослел. И он стал тянуться за Сашкой, Димкой и Макаром, старался не отставать от них.

- Я слышала, он серьезно увлекается современным искусством. Как эта многогранность помогает ему в спорте?

- Ни одной тренировки он никогда не пропускает. Одно время он организовывал выставку и приходил уставший. В 16 лет! Для меня это космос. Конечно, я не хотела перекрывать кислород, во-первых, не имею права, раз ребенку хочется, а во-вторых, когда получилось то, что получилось, он выглядел таким счастливым. И этот эмоциональный подъем помог ему на льду. Раз там смог, значит, и здесь смогу. Для меня как тренера это пошло в плюс.

- Расскажите, как родилась идея показательного номера Марка, в котором также участвуют Александр Самарин и Евгения Медведева?

- Когда на табло засветилось, что он стал третьим, у меня лихорадочно заработала голова – показательного номера у него не было. Нужно было срочно что-то делать. Мы с Виталием Бутиковым должны были подготовить программу буквально за час. К вечеру они с Марком принесли мне миллиард треков. Я все отмела, и остался последний вариант – песня группы «Браво» «Как жаль». У меня по ходу прослушивания возникла идея – нужна девочка. Но кого позвать? Едем с Марком в лифте, а с нами Женя Медведева. Узнав, что случилось, она сказала: «С удовольствием помогу Марку». Я Женьке очень благодарна. Не каждый человек согласится. Мальчик даже не обсуждался, понятно, что это будет Саша. А сам показательный номер, Марк творческий парень, музыку он чувствует, слышит, ему особо ставить не надо. Дай ему скелет, и он его обыграет. Тему же, скажу без лишней скромности, придумала я (смеется).

- В последние годы фигуристы стали более публичными, участвуют в передачах на телевидении, много общаются с прессой и в соцсетях. Это не мешает работе?

- Если человек адекватный, то он и адекватно пользуется соцсетями. Я к этому отношусь спокойно. Сестра сделала мне страничку в Instagram, мне этого достаточно. Моя внучка в три года уже все находит сама, включает то, что ей надо – хочешь песни, хочешь сказки или мультики. Если она этим уже пользуется, то спортсмены тем более.

- Совсем недавно в ЦСКА отмечали ваш юбилей. Примите и мои поздравления. Что для вас главное в фигурном катании – победы, любовь и доверие учеников, успех у зрителей, творческая самореализация или что-то другое?

- Мои спортсмены – это мои дети. Все, точка. Конечно, когда случаются победы, когда появляются тысячи болельщиков, это всегда приятно, но мне важны именно спортсмены, отношения с ними. Есть и те ребята, которые чего-то не достигли в спорте, но они все со мной, дружат. Отмечали юбилей, мы были тогда в Сочи, и ко мне прилетели из разных городов мои бывшие ученики. Я плакала от счастья. Оказывается, они помнят и любят. Это для меня очень важно.

Источник: http://www.russcult.ru/article.php?id=2843

Беседовала Елена Омеличкина

СОБЫТИЕ ДНЯ


Финал Кубка России