НАШ ПЬЕДЕСТАЛ

Сезон 2017-2018
Сезон 2016-2017
Сезон 2015-2016
Сезон 2014-2015

КОНТАКТЫ

8 (495) 613-67-34


г. Москва, Ленинградский просп., д.39 корп.15

2015-03-22 19:22:00

СВЕТЛЫЙ ОБРАЗ

Если вы ждёте очередную трагическую историю о том, как 16-летняя девочка разменяла своё счастливое детство на кусочек металла на шее, то, скорее всего, будете немного разочарованы. У Лены Радионовой всё было не совсем так. Это не значит, что два золота юниорского чемпионата мира и целая россыпь взрослых медалей достались ей легко. Она тоже тренируется пo восемь часов в день, отдыхает только раз в неделю и мысленно прокатывает свои программы даже во сне, но не воспринимает это как личный подвиг.

 

— Я сама выбрала себе такую жизнь. И я точно не имею права говорить, что у меня не было детства. Я, как и все нормальные дети, играла с друзьями во дворе, ходила с родителями в цирк, смотрела мультики. Когда начались серьёзные соревнования, стало только интереснее. В школу все попадают, а на чемпионат мира — нет. Я много путешествовала, даже в Японии была. Прогулялась по Токио. Там, конечно, люди такие интересные, словно из другого мира. Мне там очень понравилось. Теперь это одна из моих любимых стран.

Всё, что с ней происходит, Лена научилась принимать с улыбкой. А ещё она по-настоящему любит то, за что берётся.

— Я не могу делать то, что мне не нравится, — признается она, когда фотограф и стилист разрешают наконец влезть в любимые джинсы и сделать глоток спасительного кофе.

— То есть фотосессия тебе понравилась? — спрашиваю Лену, которая терпеливо позировала чуть меньше трех часов, сменила несколько образов, взбиралась на лестницу, задорно смеялась, а иногда даже переходила на крик по первому требованию фотографов.

— Да. У меня раньше никогда не было таких съемок. Это очень интересно и приятно — быть в центре внимания, примерять на себя разные образы. Хотя больше всего я люблю классический стиль. Высокие прически, туфли, шляпы, элегантные платья — что-то вроде голубого платья Орнеллы Мути в «Укрощении строптивого».

— Идеальный вариант для ужина чемпионов. Ты же с этого сезона не только катаешься со взрослыми, но и на прием можешь заглянуть?

— А вот и нет. В этом смысле ничего не изменилось. Надо выигрывать более знаковые соревнования, чтобы начали чаще приглашать на такие мероприятия. Пока поводов нарядиться было не слишком много. Только не подумайте, что я сейчас так от зависти говорю. Нет. Я прекрасно знаю, что мне ещё есть к чему стремиться.

Невероятное трудолюбие и лёгкий характер у Лены от мамы.

— Мама всегда мне говорила, что нельзя относиться к людям плохо, потому что, если ты передаёшь кому-то свои негативные эмоции, вся твоя злость к тебе же и вернется. Поэтому я стараюсь не завидовать и не совершать плохих поступков.

Иногда мамины советы Лена воспринимает слишком буквально. В мире фигурного катания у неё репутация человека, который всегда может выслушать и успокоить, даже соперниц.

— Я переживаю за всех, кто выходит на лёд. Я же сама выступаю и так же нервничаю. Я понимаю, как это сложно и важно для каждого. Понимаю, что чувствует человек в этот момент. Сегодня я поддержу кого-то, завтра поддержат меня.               Исключительная музыкальность, о которой так часто говорят эксперты и те же соперники, тоже мамина заслуга. До того как стать главным помощником Лены, она занималась музыкой.

А вот на том, чтобы Лена познакомилась с фигурным катанием, настоял папа.

— Мне было три годика, когда папа привёл меня на каток. Он решил так бороться с моим косолапием. Просто подумал, что косолапить на льду мне будет совсем неудобно и походка постепенно исправится. Ноги и правда начали выравниваться. А мне понравилось выступать. Я же сразу начала с победы. Запомнила это ощущение. Когда смотрела чемпионаты мира и Европы, танцевала перед телевизором и представляла, как меня будут награждать.

 Представлять получалось так хорошо, что уже на первом своем чемпионате мира среди юниоров Лена завоевала золото, оставив на обидном втором месте Юлию Липницкую.

— После короткой программы я была пятой, потому что не сделала прыжок, но от лидера меня отделяло всего полтора балла. Для фигурного катания это совсем немного. И это означало только то, что произвольную программу придется катать с чистого листа. Когда я узнала, что в итоге я первая, я просто расплакалась. Я вообще тогда впервые поняла, как это — плакать от счастья. Несмотря на то что Лена еще не раз оказывалась сильнее Юли, на Олимпиаду в Сочи она приехала, только чтобы выступить с показательным номером. Для соревнований она была слишком мала.

— Я была очень рада, что меня пригласили выступить в Сочи. Это же Олимпиада! Да, показательные выступления. Но для меня, наверное, так было даже лучше. Я каталась в свое удовольствие, совершенно не думала об оценках, при этом на меня смотрел весь мир. Это был очень полезный опыт. И очень важный для меня.

 

У тренера Инны Гончаренко, с которой Лена работает вот уже 13 лет, на этот счет своё мнение.

— Это очень неправильно, что юные спортсмены не могут бороться за место в основной сборной страны, — говорит Гончаренко. — Если ребёнок технически готов соревноваться на взрослом уровне, почему его лишают такого шанса?

При этом взрослое катание совсем не обязательно связано с играми в трагическую любовь. Инна Гончаренко никогда не требовала от своей ученицы невозможного и создавала программмы исключительно по возрасту. Лена не изображала на льду безумную страсть, когда ей было 10 лет, и не разыгрывала семейных сцен, когда ей едва исполнилось 15. Так получилось потому, что Лена росла на глазах у своего тренера.

— Она меня знает, как вторая мама практически, — говорит Лена. — Наши отношения никогда не выстраивались по схеме «подчиненный — начальник». Я отношусь к Инне Германовне как к родному человеку. Несколько лет назад с родным человеком случилась беда. На осмотре у врача Инна Гончаренко услышала страшный диагноз. Каток и хореографический класс пришлось сменить на больничную палату, а талантливых учеников поручить коллегам. Потом был длительный курс лечения и реабилитации, который вылился в депрессию. В такой ситуации меньше всего хотелось думать о работе. Но Лена вернула тренеру это желание. Поддержал Лену и муж Инны Гончаренко, который до этого отказывался принимать профессию жены и только терпеливо ждал, когда она устанет ездить по стране за своими учениками, вместо того чтобы проводить время с родными детьми.

— Инна Германовна — абсолютный фанат своего дела. Рано или поздно она бы все равно вернулась. Она же посвятила этому всю свою жизнь. Научилась делать абсолютно все. Может и хореографию провести, и урок по скольжению, не говоря уже об ОФП и ледовых тренировках. Моя просьба, надеюсь, тоже повлияла на её решение. Мы же с самого начала вместе. Она взяла меня совсем маленькой и практически ведет меня по жизни, а значит, ответственна за меня и моё будущее.

Очень скоро волевое "делать!", которым Гончаренко провожает Лену на лёд, снова зазвучало перед самыми важными стартами. Правда, никаких прогнозов на сезон не делали: Лена начала расти. А этот период в женском одиночном катании все переживают с опаской.

— После Нового года я выросла где-то на два сантиметра. Я сейчас вообще очень быстро расту. За полгода, наверное, сантиметров пять-шесть прибавила. Но каких-то серьезных неудобств это пока не доставляет. Мы с Инной Германовной готовились к этому, она изучила все мои особенности и поэтому прекрасно понимает, что и когда надо делать, чтобы не навредить мне и сохранить всё то, чему я научилась за это время. К счастью, пока все проблемы сводятся к тому, что я не помещаюсь в некоторые из своих костюмов. Мне, например, очень нравится платье, в котором я катала «Птичку» и выиграла свой первый юниорский чемпионат. Я его даже в прошлом сезоне надевала, а теперь не могу. Там молния сбоку и шифон, который плохо тянется, — дышать тяжело.

Все это выглядит сущим пустяком на фоне проблем, с которыми в прошлом году столкнулась Лиза Туктамьішева, в одночасье растерявшая все свои прьіжки, и с которыми сейчас сражается Юля Липницкая. Лена не хочет об этом думать, впрочем, как и о том, чем хотела бы заниматься, если бы вдруг перестало получаться на льду.

— Никогда серьезно не задумывалась о том, кем еще хотела бы стать, кроме фигуристки. Правда, когда мы обсуждаем костюмы перед началом нового сезона, мне даже кажется, что я смогла бы быть стилистом или дизайнером. Но для этого нужно иметь исключительный вкус и чувство меры. Не уверена, что мне их хватит. Реальнее всего, наверное, поступить на актерский факультет. Мне это интересно, Я знаю, что у меня это получилось бы. Мне нравится примерять на себя разные образы. Жалко только, что кино сейчас не то, что раньше. Взять хотя бы фильмы с Одри Хепберн, «Завтрак у Тиффани» или "Как украсть миллион», — их можно пересматривать бесконечно. Сейчас такое кино редко снимают. Одри Хепберн, пожалуй, единственный пример для подражания. В 16 лет, когда ровесницы старательно подражают Анджелине Джоли и безудержно копируют Ницше из статусов «ВКонтакте», Радионова рассуждает о том, как важно оставаться собой.

— У меня никогда не было кумиров. Я считаю, что никого не надо копировать, когда начинаешь кому-то подражать, получается всего лишь ухудшенная копия. Чтобы быть первой, нужно всегда оставаться собой, быть естественной и вести себя так, как чувствуешь ты, а не как говорят другие.

 

СОБЫТИЕ ДНЯ


День рождения Максима Ковтуна